Конституционный суд узнал, за что увольняют педагогов

Полная информация по теме: "Конституционный суд узнал, за что увольняют педагогов" с профессиональной точки зрения. Если будут вопросы - задавайте их нашему дежурному специалисту.

Наказаны дважды. Конституционный суд узнал, за что увольняют педагогов

Похоже, что законодатели в борьбе с педофилами приняли настолько жесткие нормы, что из школы начали изгонять даже тех педагогов, за возвращение которых готовы бороться и родители, и ученики.

12 жалоб, одна из них — от мурманской облдумы, остальные — от бывших учителей, КС объединил в одном деле. На соответствие Конституции предлагается проверить положения пункта 13 части первой статьи 83, части второй статьи 331, статьи 351(прим) Трудового кодекса, пунктов 4 и 5 статьи 2 ФЗ «О внесении изменений в статью 22 (прим) ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и Трудовой кодекс РФ».

Поправки ограничили допуск к педагогической деятельности не только для педофилов, но и вообще для всех граждан РФ, имевших судимость (погашенную или нет) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности, половой неприкосновенности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, а также против общественной безопасности. Мало того — поправка имела обратную силу и все те преподаватели, кто давно уже забыл свою погашенную судимость, внезапно оказались уволенными. Кроме того, устанавливается пожизненный запрет на профессию для таких лиц. В общем, желание защитить детей понятно, однако истории заявителей в КС производят неизгладимое впечатление.

Константин Щербина из села Краснотуранска в Красноярском крае вступился за девушек, на которых напали насильники, и был даже ранен. В 1993 году он получил исправительные работы сроком на полгода и был оштрафован, через год судимость была погашена. Щербина основал Краснотуранскую детско-спортивную школу и возглавлял ее с 1977 года. За свою педагогическую деятельность был отмечен более 30 грамотами, многими наградами, причем последнюю, по указу Владимира Путина, — «Заслуженный работник физической культуры РФ» — получил 8 июня 2012 года. А 14 сентября 2012 года его уволили, исполняя новую норму.

«Не все люди такие, что их надо изолировать от общества», — заметил Щербина, выступая в ходе слушаний. Он добавил, что с момента его увольнения на посту директора школы сменилось уже трое, и ни у кого из них не было ни такого же стажа, ни такого же образования, как у него. Его представитель Анатолий Пчелинцев передал судьям КС ходатайство местных депутатов в поддержку экс-директора, заметив, что отстранение такого опытного педагога от должности «нарушает права ребенка». Пчелинцев также рассказал, что Щербина воспитал десятки мастеров спорта, а когда у государства во время дефолта не было денег на отправку спортсмена на соревнования, продал свою корову и поросенка, чтобы его воспитанник смог поехать и выиграть награду. «Если таких людей отстраняют от педагогической деятельности — куда мы дальше пойдем?» — вопрошал Пчелинцев.

Ольга Жукова из города Зеленогорска в Красноярском крае потеряла работу социального педагога, хотя из рассмотрения дела было понятно, что школа категорически не хотела ее увольнять и сдалась только после неоднократных упреков прокуратуры.

Ольга Гликман из Павловского Посада в Подмосковье была уволена с должности учителя русского языка и чтения. Дело в том, что 1996 году у нее произошел неприятный инцидент: ее собственного ребенка неоднократно избивал старшеклассник и в тот день, увидев своего ребенка в крови и столкнувшись с обидчиком, Гликман не сдержалась и ударила того. Она была наказана — осуждена на год условно, год в школе не работала, но с этих пор не было никаких жалоб, судимостей или проблем до появления новых поправок.

Евгений Горохов из города Олекминск в республике Саха (Якутия) в 1999 году был осужден на три года условно и оштрафован, поскольку, защищая себя, превысил пределы необходимой обороны и нападавший на него с ножом погиб. Горохов работал педагогом физической культуры и был уволен опять же после поправок.

Андрей Гумеров из Красноярска потерял работу директора детско-юношеской спортшколы, поскольку в 1999 году его привлекли к ответственности, обвиняя в побоях. Решения суда не было, а дело прекратили в связи с амнистией — то есть по нереабилитирующим основаниям. Тогда Гумеров не понимал, чем это для него аукнется через десять лет. Когда его уволили, он пытался добиться изменения ситуации, приложив, в частности, признание обвинявшего его в лживости показаний. Не вышло. «Эта норма выглядит издевательством, потому что никакой другой работы, даже кочегаром в котельной ему не могут предложить», — мрачно добавил его представитель Владимир Пимонов.

Пимонов также считает, что норма сформулирована так, что «создается возможность подвести под категорию, опасную для жизни и здоровья, практически любое деяние, совершенное в РФ, РСФСР или СССР».

Работу потерял также Василий Осинцев из Барнаула (привлекался к ответственности дважды), тренер Дмитрий Карабут из города Арсеньева Приморского края, Алексей Бекасов и Олег Курашкин из Красноярского края, водитель в спортивной школе Иван Гардер, а заявительница Виктория Барабаш из Магадана была вынуждена уволиться по собственному желанию, не дожидаясь решения суда.

Анна Лысова, представлявшая запрос мурманской облдумы, сообщила: «Это острая проблема для отдельных удаленных местностей, где не только дефицит педагогов, но и дефицит мест для трудоустройства. Например, в поселке Умба, где у человека была погашенная судимость за хранение патронов, директор школы не может найти такого хорошего физрука, да и вообще никакого другого преподавателя физкультуры». Она указал, что в области четверо были уволены, а двое подписали заявление собственному желанию, но в целом буквальное применение нормы позволяет уволить педагога еще до вынесения судебного решения.

«Появление норм стало возможным на фоне обострившегося общественного внимания к проблемам воспитания детей, — заметил представитель СФ в КС Александр Саломаткин, — но Совет Федерации не считает развитие законодательства в данной сфере завершенным». Так он считает разумным рассмотреть предложения мурманской облдумы о возможности исключить из перечня ограничений ряд составов, которые не свидетельствуют о склонности осужденного лица наносить вред детям.

Надо сказать, что противники заявителей, защищая свою позицию, перечисляли жуткие цифры роста числа насильственных преступлений против детей. Судья КС Юрий Рудкин не выдержал и принялся уточнять: если, по данным МВД, за 2010 год было совершено до 100 тыс. преступлений против несовершеннолетних, а от рук педагогических работников пострадали 120 детей, то сколько из этих учителей были судимыми ранее? Ответа ему дать не смогли. Правда, уточнили, что преступлений было от 73 тыс. до 83 тыс. совершено, что зарегистрированных СК заявлений было не 120, а около 150. Вот только помогло ли увольнение ранее судимых за нетяжкие преступления предотвратить новые акты насилия — осталось неизвестным.

Читайте так же:  Застрахованные лица в системе обязательного пенсионного страхования

Слушания дела продолжаются. Решение по делу КС вынесет в течение месяца.

КС РФ: воспитателя детского сада нельзя уволить только из-за отсутствия профессионального образования

poznyakov / Depositphotos.com

Конституционный Суд Российской Федерации пришел к указанному выводу, рассмотрев обращение гражданки С., по факту незаконности ее увольнения с должности воспитательницы детского сада. В упомянутом детском саду она занимала эту должность в течение 11 лет до 2017 года с 30-летним общим стажем работы воспитательницей. За указанный период она проходила аттестации, получала грамоты, дипломы и благодарности от руководства, а также повышала свою квалификацию. Однако в 2017 году гражданка С. была уволена с должности воспитательницы по причине отсутствия у нее высшего или среднего профессионального образования. Напомним, что его наличие у лиц, осуществляющих педагогическую деятельность, является обязательным с 1 января 2013 года – даты вступления в силу Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (далее – закон об образовании).

В своих обращениях заявительница обращала внимание на тот факт, что она продолжала работать и после 1 января 2013 года, причем работодатель не предъявлял к ней никаких претензий, хотя при приеме на работу знал о наличии у нее незаконченного высшего педагогического образования.

Аналитическая система «Сутяжник» поможет узнать, какие обстоятельства являются решающими для судов в конкретных видах споров. Вы сможете понять, как нужно скорректировать исковое заявление или претензию, чтобы увеличить вероятность принятия решения в вашу пользу. Начать работу

КС РФ поддержал заявительницу, отметив, что отсутствие у воспитателя требуемого образования не может служить причиной его увольнения, если работник, уже состоящий в трудовых отношениях с учреждением на 1 января 2013 года, успешно выполнял свои обязанности. Он пояснил, что при введении в действие закона об образовании предполагалось, что требования к образованию педагогов будут предъявляться при решении вопроса о приеме на работу, а не станут использоваться в качестве основания для увольнения с нее лиц, не имеющих нужного образования, но успешно выполняющих свои трудовые обязанности. По мнению Суда, правоприменительная практика, допускающая прекращение трудового договора с воспитателями дошкольных образовательных организаций, принятых на работу до 1 января 2013 года, только по причине несоответствия требованиям ч. 1 ст. 46 закона об образовании, противоречит Конституции РФ. На своем официальном сайте КС РФ указал, что все решения в отношении заявительницы подлежат пересмотру (Постановление КС РФ от 14 ноября 2018 г. № 41-П)

[1]

Примечательно, что по мнению Верховного Суда Российской Федерации, даже если автопарк юрлица используется им только для собственных нужд, начальник водителей должен иметь специальное образование.

Конституционный суд решит, можно ли уволить работника без диплома

История дела

Ирина Серегина с 2006 года работала воспитателем в одном из детских садов города Камышин, что в Волгоградской области. За эти годы она прошла несколько аттестаций, повышала свою квалификацию, ее награждали грамотами и дипломами, а руководство учреждения выписывало ей благодарности. Все изменилось летом 2017 года, когда воспитателя уволили со ссылкой на закон об образовании, который устанавливает требование к педагогам: наличие высшего или среднего профессионального образования. У Серегиной же было только неполное высшее образование – то есть диплома у нее не было и она не отвечала формальным требованиям закона.

Оспорить увольнение женщине не удалось. Суды не приняли во внимание доводы о том, что после вступления в силу в 2013 году закона об образовании, она продолжала работать, а работодатель не предъявлял к ней никаких претензий, хотя при приеме на работу знал о наличии у нее лишь незаконченного высшего педагогического образования. Женщина обратилась в Конституционный суд. Она уверена: норма, которая позволила уволить ее с работы, противоречит положениям основного закона, поскольку позволяет увольнять лиц, не имеющих необходимого образования, без учета предыдущей педагогической работы и обстоятельств, характеризующих их личность. По мнению заявительницы, законодатель оставил без внимания ее права как педагогического работника на сохранение официально признанного статуса воспитателя 1-й категории.

Право детей на образование

Марина Беспалова, новый полпред Госдумы в Конституционном суде, напомнила: государственная политика направлена на обеспечение качества образования. Она объяснила существование образовательного ценза для педагогов тем, что воспитатели несут ответственность за развитие детей. А потому воспитатель должен обладать необходимой компетенцией для работы с подрастающим поколением.

«Мы всегда отдельно пытаемся определить, а были ли нарушены права заявителя, даже несмотря на конституционность положений закона. В данном конкретном случае нам кажется, что права нарушены не были: все-таки законодатель в 2013 году не принял принципиально новых требований, эти требования уже содержались в законе», – заявил Андрей Клишас из Совфеда. По его словам, образовательный ценз для педагогических работников был установлен более сорока лет назад законом РСФСР.

«Требование о наличии образования было сформулировано еще в законе РСФСР 1974 года. И никаких изъятий на уровне федерального закона с тех пор не было», – подтвердил Михаил Кротов, представитель президента. Лишь один подзаконный акт допускал наем на работу воспитателя без высшего образования в порядке исключения, и это исключение, по мнению Кротова, напрямую противоречило законодательству. «Но жизнь многообразна, и у нас действительно не во всех детских садах у педагогов было высшее образование», – сказал он.

Вообще-то, в отношении педработников действует еще одно обязательное условие – обязанность по повышению собственной квалификации. Что мешало заявительнице с 1992 года получить диплом хотя бы о среднем профессиональном образовании? Заявительницу приняли на работу в порядке исключения. Так сколько может длиться это исключение? На дворе уже 2018 год.

Сложное дело из простых элементов

Это очень сложное дело, состоящее из очень простых элементов, взял слово полпред правительства Михаил Барщевский. По его мнению, неправильно говорить о том, что поправки 2013 года имели обратную силу, «иначе мы не могли бы принять ни одного закона» – ведь закон так или иначе изменяет правовое регулирование.

Он напомнил, что Конституционный суд неоднократно отмечал: при новом правовом регулировании нужен переходный период, чтобы люди привыкли к новым законам. «А был ли у заявительницы переходный период? Кто-то из коллег считает, что переходный период был с 1971, 1974, 2013 года. Какая разница? У нее был достаточный переходный период, у меня это сомнений не вызывает», – заявил Барщевский. Похожее мнение высказал и Кротов: «В какой-то момент «переходный период» должен был закончиться. Это был достаточный период для того, чтобы педагоги осознали, что учить детей должны люди с образованием – иначе происходит нарушение прав детей».

Читайте так же:  Правила выплаты выходного пособие при увольнении по собственному желанию – кому положено и как рассч

Кто из вас сядет в машину в долгую поездку, заведомо зная, что у водителя никогда не было прав? У него, конечно, большой опыт: он управлял трактором в селе, может, даже ездил на машине. Никто? А почему мы должны доверять детей людям, которые не имеют высшего педагогического образования?

Обращаясь к своей специальности: я бы не хотел, чтобы моя судьба зависела от прокурора без образования, зато имеющего большой опыт работы. Даже если он пришел в прокуратуру 40 лет назад на основании комсомольского призыва – этот факт меня не успокоит, я больше доверяю юридическому диплому.

В конце своего выступления представитель кабмина рассказал о личном опыте общения с педагогами: «Моим младшим детям 13 лет. У них были разные няни. Были те, которые не имел педагогического образования – они работали 2–3 месяца и не справлялись, никакой пользы для детей не было. А те, которые имели образование, работали по несколько лет: они знали, как общаться с детьми и что им рассказывать». По его словам, такая работа требует высшего образования, а не просто любви к детям.

Баланс интересов

По словам Татьяны Васильевой, которая представляет в КС позицию Генпрокуратуры, «в каждом деле есть большие нюансы, а в этом деле есть большущие нюансы». И для его объективного рассмотрения необходимо учитывать две вещи: было ли нарушено конституционное право Серегиной на труд и были ли нарушены права детей, воспитателем которых она была. Она считает, что допуск заявительницы к образовательной деятельности не нарушил права детей, поскольку ее компетенция подтверждалась при аттестации.

«Несоответствие требованиям образовательного ценза не должно быть безусловным основанием к увольнению – должны учитываться и другие факторы», – заявила она и добавила, что правовые позиции, которые выскажет Конституционный суд по этому делу, будут иметь значительное влияние на судьбу не только Серегиной, но и большого количества педагогов, воспитателей и нянь. «Оспариваемая норма, безусловно, соответствует Конституции, но представляется, что проблематика жалобы должна быть разрешена с учетом баланса права педагогических работников на труд и детей – на образование», – заключила Мария Мельникова из Минюста.

Выслушав позиции сторон, председатель КС Валерий Зорькин завершил заседание. Решение по этому делу суд примет в закрытом режиме, обычно это происходит в течение месяца после рассмотрения.

Конституционный Суд узнал, за что увольняют педагогов

Смотрите ли вы телевизор?

Нет, к сожалению, времени не хватает…

Нет. И к счастью: информацию я получаю из других источников

Только отдельные передачи

Да, смотрю практически всё подряд

Всего проголосовало: 89

Текущий номер

В Чеченской Республике прозвучали имена лауреатов Всероссийского конкурса «Учитель года России»-2019

Видео (кликните для воспроизведения).

номер 40, от 1 октября 2019

Читайте в следующем номере «Учительской газеты»

3 октября «Учительской газете» исполнится 95 лет. За всю свою историю главное педагогическое издание страны претерпело множество изменений и смогло преодолеть множество преград. В 30-е годы, например, вообще пришлось доказывать важность и необходимость газеты. Конечно, не педагогам, а властям предержащим. О борьбе за тиражи и бесконечной преданности делу – в статье Вячеслава Огрызко.

На Сицилии к образованию принято относиться проще, с учителями можно свободно посоветоваться о чем-то личном, а вместо уроков разрешается пойти на. забастовку. Не остров, а мечта подростка! Так ли это? Все плюсы и минусы учебы в южной Италии – в статье Марии Плехановой.

«Педагоги того поколения отличались бескорыстием, любовью к детям, другим отношением к работе. Сейчас очень сложно, потому что дети избалованы, все с телефонами, никто не хочет говорить по-русски. А ведь могли бы говорить вполне себе симпатично и передавать эту высокую культуру русской словесности и дальше», — размышляет о педагогах своего детства и современных школьниках Андрей Ургант. Читайте интервью знаменитого актера и телеведущего в рубрике «Гость «УГ».

Наши приложения

«Мой профсоюз», №50 от 13 декабря 2018 года

Конституционный суд защитил от увольнения опытных воспитателей без диплома

​14 ноября Конституционный суд РФ провозгласил Постановление по делу о проверке конституционности статьи 46 Федерального закона «Об образовании в РФ» в связи с жалобой Ирины Серегиной, воспитателя с многолетним стажем, которая лишилась работы из-за отсутствия диплома о профессиональном образовании.
За годы работы в детском саду города Камышина Ирина Серегина не раз проходила аттестацию, награждалась грамотами и дипломами, получала благодарности от руководства и повышала квалификацию. А в 2017 году была уволена со ссылкой на Федеральный закон «Об образовании в РФ», устанавливающий требования к лицам, которые могут быть допущены к педагогической деятельности: наличие высшего или среднего профессионального образования. По мнению педагога, оспариваемая норма противоречит статьям 2, 18, 37 и 55 Конституции РФ, поскольку во взаимосвязи с положениями Трудового кодекса позволяет увольнять лиц, не имеющих соответствующего образования, без учета предыдущей педагогической работы и обстоятельств, характеризующих их личность. Заявительница отмечает, что тем самым законодатель оставил без внимания ее права как педагогического работника на сохранение официально признанного статуса воспитателя первой категории. Учительская газета

Именем Российской Федерации

ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

по делу о проверке конституционности статьи 46 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» в связи с жалобой гражданки И.В.Серегиной

город Санкт-Петербург 14 ноября 2018 года

Конституционный Суд Российской Федерации

Конституционный Суд узнал, за что увольняют педагогов

Здравствуйте, в этой статье мы постараемся ответить на вопрос «Конституционный Суд узнал, за что увольняют педагогов». Также Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте.

Слушания по делу о конституционности статьи 46 федерального закона об образовании прошли ранее в октябре по жалобе Ирины Серегиной, работавшей воспитателем в детском саду Камышина в Волгоградской области 11 лет. За это время она прошла несколько аттестаций, а также занималась повышением квалификации, однако летом летом 2017 года была уволена из-за отсутствия высшего или среднего профессионального образования. Серегина училась в Волгоградском государственном социально-педагогическом университете, но не получила диплом.

Решением Арсеньевского городского суда Приморского края от 4 июня 2012 года, оставленным без изменения апелляционным определением Приморского краевого суда от 15 августа 2012 года, в удовлетворении искового заявления о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, выплате денежной компенсации за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда Д.А.

[2]

In ultrices mi sit amet vestibulum mollis. Nunc nibh enim, convallis vel tortor eget, interdum dapibus dui. Pellentesque rhoncus tortor vel leo dictum tincidunt. Curabitur nec sollicitudin lacus, nec hendrerit urna. Morbi adipiscing, risus id congue eleifend, nibh velit fringilla ligula, a rutrum ante ligula vel erat. Mauris justo odio, porttitor in facilisis sit amet, rhoncus in mauris. In ante velit, posuere at dui ut, ultricies aliquet dui. Integer est odio, fermentum at erat in, tristique luctus turpis. Proin a urna pulvinar, consequat quam sed, facilisis ligula. Mauris sed justo mauris. Cras tincidunt tincidunt laoreet. Curabitur eget ante tortor. Cras malesuada accumsan metus eget pretium. Aliquam nec interdum nibh. Sed at tristique massa, quis luctus erat.

Читайте так же:  Приобретение российского гражданства по рождению

Конституционный суд — об увольнении лиц, работающих с детьми

Женщина 11 лет работала в детском саду в городе Камышин. За это время она прошла несколько аттестаций и повышала квалификацию, однако летом 2017 года ее уволили из-за отсутствия высшего или среднего профессионального образования. В своей жалобе госпожа Серегина заявила, что имеет неполное высшее образование, но проработала в должности воспитателя почти 30 лет. По словам женщины, работодатель знал о наличии у нее незаконченного высшего педагогического образования, но никаких претензий не предъявлял. Суды разных инстанций не приняли ее доводы во внимание, после чего Ирина Серегина обратилась в КС.
Константин Щербина из села Краснотуранска в Красноярском крае вступился за девушек, на которых напали насильники, и был даже ранен. В 1993 году он получил исправительные работы сроком на полгода и был оштрафован, через год судимость была погашена. Щербина основал Краснотуранскую детско-спортивную школу и возглавлял ее с 1977 года. За свою педагогическую деятельность был отмечен более 30 грамотами, многими наградами, причем последнюю, по указу Владимира Путина, — «Заслуженный работник физической культуры РФ» — получил 8 июня 2012 года. А 14 сентября 2012 года его уволили, исполняя новую норму.

Заявительницу в деле уволили с должности воспитателя со ссылкой на эту норму, хотя работать она начала еще до вступления в силу закона. КС признал оспариваемое положение не соответствующим Конституции в той мере, в какой оно позволяет не учитывать предыдущие заслуги учителя при увольнении. Дело заявительницы подлежит пересмотру.
Постановление КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РФ от 18 июля 2013 г. N 19-П «ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПУНКТА 13 ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 83, АБЗАЦА ТРЕТЬЕГО ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 331 И СТАТЬИ 351.1 ТРУДОВОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАНВ.К. БАРАБАШ, А.Н. БЕКАСОВА И ДРУГИХ И ЗАПРОСОМ МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТНОЙ ДУМЫ». Согласно п.

В КС разъяснили решение против увольнения педагогов без профобразования

Как указал КС, при вступлении в силу закона об образовании предполагалось, что требования к образованию педагогов должны применяться при их приёме на работу. Также в трудовое законодательство было введено понятие профессионального стандарта. «Цель введения этих стандартов и их предназначение в механизме правового регулирования не предполагали увольнения с работы лиц, не соответствующих в полной мере квалификационным требованиям, но успешно выполняющих свои трудовые обязанности», — отмечается в материалах КС.

Конституционный суд рассматривает громкое дело об ограничениях на работу в школе для педагогов с судимостью, даже если преступление было небольшой тяжести, случилось очень давно и с детьми никак не связано.

Конституции Российской Федерации, требует разработки и проведения эффективной правовой политики в этой области, направленной на недопущение дискриминации несовершеннолетних, упрочение гарантий их прав и законных интересов, а также восстановление этих прав в случаях их нарушения, формирование правовых основ гарантий прав ребенка, защиту детей от факторов, негативно влияющих на их физическое, интеллектуальное, психическое, духовное и нравственное развитие. Само по себе отсутствие образования не может служить причиной увольнения педагогического работника. Если он успешно работал до того, как в законодательстве появилось требование о дипломе, то надо учитывать предыдущий опыт. К такому выводу пришел сегодня Конституционный суд (КС), огласивший свое решение по жалобе на ч. 1 ст.

Поводом для увольнения И.И. Гардера, работавшего водителем в муниципальном автономном образовательном учреждении дополнительного образования детей «Специализированная детско-юношеская спортивная школа олимпийского резерва» (приказ от 2 ноября 2012 года), послужила полученная работодателем справка Управления МВД России по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре от 17 октября 2012 года с информацией о том, что в 1999 году в отношении И.И.

Ирина Серегина из Волгоградской области работала воспитателем в детском саду. Общий стаж работы в этой должности у нее 30 лет. Но в 2017 году ее уволили со ссылкой на ч. 1 ст. 46 Закона об образовании. Там говорится, что право работать педагогом имеют лица, обладающие соответствующим средним профессиональным или высшим профессиональным образованием и отвечающие профессиональным стандартам. У Ирины Серегиной было только неполное высшее образование — в 1992 году она завершила учебу в педагогическом университете, не получив итоговую аттестацию. Заявительница полагала, что ст.

Впредь до внесения в действующее правовое регулирование соответствующих изменений временное отстранение таких лиц от работы осуществляется в порядке, установленном статьей 114 УПК Российской Федерации и статьей 76 Трудового кодекса Российской Федерации, при наличии оснований полагать, что они представляют потенциальную опасность для жизни, здоровья и нравственности несовершеннолетних.
На соответствие Конституции предлагается проверить положения пункта 13 части первой статьи 83, части второй статьи 331, статьи 351(прим) Трудового кодекса, пунктов 4 и 5 статьи 2 ФЗ «О внесении изменений в статью 22 (прим) ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и Трудовой кодекс РФ».

По оценке Конституционного суда, решение вопроса о продолжении работы таких педагогов, как Серёгина, следует принимать с учетом их стажа и результатов аттестаций. «Если работник… успешно выполнял свои обязанности и прошёл аттестацию, то одно только отсутствие у него должного образования не может служить причиной его увольнения», — говорится в материалах КС.

С момента внесения дополнений в ст. ст. 331 и 351.1 ТК РФ, касающихся ограничений на занятие педагогической или иной деятельностью с участием несовершеннолетних, под увольнение попало довольно много работников, в том числе имевших погашенную или снятую судимость. Применение новых положений послужило причиной обращения уволенных работников с жалобой о несоответствии Конституции РФ данных положений Трудового кодекса. В статье расскажем, на чем основывался Конституционный Суд в Постановлении от 18.07.2013 N 19-П, рассматривая жалобы граждан.

Читайте так же:  Виды фриланса какой вид удаленной работы в интернете выбрать фрилансеру

Если работник, уже состоящий в трудовых отношениях с учреждением, успешно выполнял свои обязанности и прошел аттестацию, то одно только отсутствие у него должного образования не может служить причиной его увольнения»,— сказали в КС. Дело Ирины Серегиной направили на пересмотр. Т.о. из Постановленя КС следует, что нормы Трудового кодекса РФ, запрещающие всем имевшим судимость лицам заниматься педагогической деятельностью, должны быть уточнены с созданием конкретного перечня преступлений, влекущих запрет на работу с детьми. При этом до внесении внесения изменений в законодательство вопрос о том, разрешать ли тому или иному гражданину работать с детьми, должен решаться индивидуально.

Увольнение педагогов, имеющих судимость

Не согласные с таким увольнением работники обращались в суд, требуя восстановить их на работе, но в удовлетворении исковых требований всем уволенным было отказано. Обратившиеся за защитой своих прав в Конституционный Суд заявители считают, что п. 13 ч. 1 ст. 83, ч. 2 ст. 331 и ст.

КС на заседании в среду признал неконституционной судебную практику, позволяющую на основании соответствующей статьи закона об образовании увольнять педагогических работников со стажем из-за отсутствия у них профессионального образования.

То есть если уголовное дело по ст. 119 УК РФ — угроза убийством или причинения тяжкого вреда здоровью лицу (а это преступление против личности) по не реабилитирующим основаниям (истек срок данности преступления, по примирению сторон, амнистия, преступление малозначительно, преступление перестало быть общественно опасным), тогда могут Вас не допустить до преподавания несовершеннолетним. ст. 9 УПК РФ — это “Уважение чести и достоинства личности» перечень оснований для прекращения перечислен в ст. 24 УПК РФ.
Решением Зеленогорского городского суда Красноярского края от 16 мая 2012 года (оставлено без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 22 августа 2012 года) были удовлетворены исковые требования прокурора закрытого административно-территориального образования «Город Зеленогорск» к муниципальному бюджетному образовательному учреждению «Средняя общеобразовательная школа N 176» о признании незаконным бездействия, выразившегося в том, что трудовой договор с О.А.

[3]

За какие нарушения учителя можно уволить

В Конституционный Суд обратились десять граждан и Мурманская областная дума. В силу того что жалобы граждан и запрос думы касались одного и того же предмета, они были объединены в одно производство. А предметом рассмотрения явились п. 13 ч. 1 ст. 83, абз. 3 ч. 2 ст. 331 и ст.
Как пояснил КС, требования к образованию педагогов должны применяться при приеме на работу. Суд также отметил, что в трудовом законодательстве есть понятие профессионального стандарта, не предполагающее увольнение лиц, «не соответствующих в полной мере квалификационным требованиям, но успешно выполняющих свои трудовые обязанности». Решать вопрос об увольнении учителей надо с учетом «длящегося характера трудовых отношений и по результатам аттестации», уверен КС.

Поправки ограничили допуск к педагогической деятельности не только для педофилов, но и вообще для всех граждан РФ, имевших судимость (погашенную или нет) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности, половой неприкосновенности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, а также против общественной безопасности. Мало того — поправка имела обратную силу и все те преподаватели, кто давно уже забыл свою погашенную судимость, внезапно оказались уволенными. Кроме того, устанавливается пожизненный запрет на профессию для таких лиц. В общем, желание защитить детей понятно, однако истории заявителей в КС производят неизгладимое впечатление.

Конституции Российской Федерации право граждан на свободное распоряжение своими способностями к труду, выбор рода деятельности и профессии может быть ограничено федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Похоже, что законодатели в борьбе с педофилами приняли настолько жесткие нормы, что из школы начали изгонять даже тех педагогов, за возвращение которых готовы бороться и родители, и ученики.

Увольнение Ирины Серегиной связано в том числе и с введением в трудовое законодательство в 2016 году понятия профессионального стандарта. Но это не значило, что увольнять будут лиц, кто стандартам не соответствует, а свою работу выполняет успешно. Госучреждения должны были реализовать мероприятия по организации применения профессиональных стандартов поэтапно (постановление Правительства от 27 июня 2016 года № 584 о применении профстандартов госучреждениями). Согласно постановлению среди таких мероприятий — составление списка работников, которым нужно профессиональное образование. Реализацию мероприятий надо завершить к 2020 году. Это достаточно длинный период, полагает КС.
Не согласившись с правоприменительной практикой, когда первая часть статьи 46 закона об образовании служит единственным поводом для увольнения педагогов со стажем, которые были приняты на работу до вступления этого закона в силу, КС в среду направил дело Серегиной на пересмотр.

КС разъяснил, когда отсутствие высшего образования не помеха работе

История вопроса

Ирина Серегина с 2006 года работала воспитателем в одном из детских садов города Камышин, что в Волгоградской области. За эти годы она прошла несколько аттестаций, повышала свою квалификацию, ее награждали грамотами и дипломами, а руководство учреждения выписывало ей благодарности. Все изменилось летом 2017 года, когда воспитателя уволили со ссылкой на закон об образовании, который устанавливает требование к педагогам: наличие высшего или среднего профессионального образования. У Серегиной же было только неполное высшее образование – то есть диплома у нее не было и она не отвечала формальным требованиям закона.

Оспорить увольнение женщине не удалось. Суды не приняли во внимание доводы о том, что после вступления в силу в 2013 году закона об образовании, она продолжала работать, а работодатель не предъявлял к ней никаких претензий, хотя при приеме на работу знал о наличии у нее лишь незаконченного высшего педагогического образования. Женщина обратилась в Конституционный суд. Она настаивала: норма, которая позволила уволить ее с работы, противоречит положениям основного закона, поскольку позволяет увольнять лиц, не имеющих необходимого образования, без учета предыдущей педагогической работы и обстоятельств, характеризующих их личность. По мнению заявительницы, законодатель оставил без внимания ее права как педагогического работника на сохранение официально признанного статуса воспитателя 1-й категории.

Позиция КС: главное – это успехи в работе

Воспитатель детского сада, равно как и другие педагогические работники, подлежит периодической аттестации, напомнил Конституционный суд. «Если работник, уже состоящий в трудовых отношениях с учреждением, успешно выполнял свои обязанности и прошел аттестацию, то одно только отсутствие у него должного образования не может служить причиной его увольнения», – указали судьи по итогам рассмотрения жалобы.

Читайте так же:  Переуступка прав аренды земельного участка между физическими лицами

КС признал неконституционной правоприменительную практику, которая позволяет использовать отсутствие высшего образования в качестве единственного повода для прекращения трудового договора с воспитателями дошкольных образовательных организаций, принятых на работу до вступления в силу оспариваемого закона и успешно работавших на своем месте.

Дело Ирины Серегиной подлежит пересмотру с учетом высказанной Конституционным судом позиции.

«Судью надо гнать, когда ясно, что ему нельзя продолжать осуществлять правосудие»

Конституционный Суд дал ответ на вопрос о том, можно ли увольнять судей за допущенные ими в ходе судопроизводства ошибки. В оглашенном сегодня постановлении говорится, что такое наказание возможно, но только за ошибки, приводящие к «искажению фундаментальных принципов судопроизводства и грубому нарушению прав участников процесса».

Дело, по которому КС сегодня обнародовал свое решение, было инициировано по жалобе бывшей судьи Преображенского районного суда Москвы Анжелики Матюшенко, наказанной за незаконное судебное решение: рассматривая в апелляции уголовное дело, Матюшенко оставила в силе приговор невиновному человеку. Мосгорсуд это решение отменил, а его председатель направила в ККС представление о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности и досрочном прекращении ее судейского статуса. В итоге Матюшенко, проработав в суде 8 лет, лишилась должности после соответствующего решения квалифколлегии. Матюшенко пыталась оспорить это решение ККС в Верховном Суде, но безуспешно. Тогда она обратилась в Конституционный Суд с жалобой на нормы законов «О статусе судей в Российской Федерации» и «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации», которые, по ее мнению, позволяют привлекать судью к ответственности за выраженное им в процессе отправления правосудия мнение и принятое судебное решение.

При рассмотрении Конституционным Судом ее жалобы 2 июня (см. наш репортаж «Как отличить ошибку судьи от дисциплинарного проступка?»), заявительница не скрывала своих слез и смогла лишь сказать, что она вынесла то решение, которое считала нужным.

Оппонировавший ей Валентин Пирожков, выступавший от имени Верховного Суда, жестко и лаконично объяснил тогда, за что была уволена Матюшенко — за то, что «проштамповала решение мирового суда, не учла личность подсудимой, которой 60 лет, то, что преступление небольшой тяжести, [женщина] ранее к уголовной ответственности не привлекалась, являлась инвалидом II группы, ветераном труда, имела ряд тяжелых заболеваний, никаких отягчающих обстоятельств».

По всей видимости, слезы экс-судьи не подействовали на ее коллег из КС — в своем сегодняшнем постановлении они напомнили всем, что «специфика судебной деятельности и статус судьи требуют от представителей судейского корпуса высокого уровня профессионализма». И хотя, говорится в решении, гарантии судейского иммунитета не позволяют привлекать судью к ответственности за принятое решение, эти гарантии не абсолютны — они перестают действовать в случае совершения судьей такого поступка в процессе осуществления правосудия, который не согласуется со статусом судьи. Независимость судьи, говорится в постановлении, «не предполагает бесконтрольности и безответственности».

В решении Конституционного Суда разъясняется, за какие ошибки можно увольнять судей, а за какие нет. Есть «неумышленные судебные ошибки ординарного характера [которые] не могут расцениваться как проявление недобросовестного отношения судьи к своим профессиональным обязанностям». За них судей наказывать нельзя. Но есть и «другой тип судебных ошибок», приводящих к «искажению фундаментальных принципов судопроизводства и грубому нарушению прав участников процесса». К таким ошибкам как раз и относится вынесение неправосудного судебного акта, которое «может свидетельствовать о неспособности судьи исполнять свои профессиональные обязанности». Комментируя «Право.Ru» позицию КС, судья и докладчик по данному делу Михаил Клеандров назвал эти ошибки «ужасными нарушениями» и пояснил, что только за них можно уволить судью.

По словам Клеандрова, проанализировать, совершил ли судья нарушение при вынесении решения — это самое сложное. «Когда судья напился, подрался – все тут ясно. А вот когда он ничего плохого не сделал, а именно в процессе вынесения судебного решения допустил грубое нарушение или систематически нарушал закон, например, распускал волокиту, то определить [было ли нарушение грубым] сложно. Если была ординарная судебная ошибка, судья вынес решение на основе закона, а вышестоящая судебная инстанция сказала, что он неправильно оценил доказательства и применил норму права, то это нормальный процесс. У нас отменяется около миллиона судебных актов в год, неужто за каждую отмену судью нужно выгонять? За нормальную судебную ошибку нельзя наказывать. Суть нашего решения такова – судью надо гнать, когда ясно, что ему нельзя продолжать осуществлять правосудие», — резюмировал Клеандров.

В постановлении Конституционный Суд еще раз напоминает, что при наказании судьи должен быть соблюден установленный законом порядок — оценку законности судебного акта осуществляет вышестоящая судебная инстанция, а оценку поведения судьи — квалифколлегия судей. «Досрочное прекращение полномочий судьи может иметь место лишь в исключительных случаях», — еще раз напоминает КС.

Таким образом, Конституционный Суд не усмотрел противоречия с Конституцией оспариваемых Матюшенко норм законов, но, насколько это возможно, истолковал и конкретизировал их, в заключение еще раз напомнив законодателю, что было бы неплохо уточнить составы дисциплинарных проступков и основания привлечения судей к дисциплинарной ответственности.

Видео (кликните для воспроизведения).

На проблему отсутствия должного правового регулирования механизма дисциплинарной ответственности судей обратил внимание Право.Ru и Михаил Клеандров: «Самая главная проблема — это то, что у нас нет единого документа о дисциплинарной ответственности, который был, например, в РСФСР — развернутое, подробное положение. Да и сам институт дисциплинарной ответственности судей у нас появился только в 2001 году — видимо, наши депутаты были романтиками и не думали, что судьи будут совершать проступки. Понятие дисциплинарного проступка судьи обязательно должно быть уточнено, слишком уж оно сейчас расплывчато», — поделился своим мнением Клеандров.

Источники


  1. Семенова, Анастасия Дом — зеркало судьбы. Как приворожить удачу для всей семьи; СПб: Невский проспект, 2013. — 157 c.

  2. Научно-практический комментарий к Федеральному закону «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц». — М.: Проспект, 2013. — 156 c.

  3. Неосновательное обогащение. Судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2014. — 375 c.
  4. Эрлих, А.А. Технический анализ товарных и финансовых рынков. Прикладное пособие; М.: Инфра-М, 2012. — 176 c.
  5. Чучаев, А. И. Нотариальная деятельность как объект уголовно-правовой охраны (de lege lata и de lege ferenda) / А.И. Чучаев, О.В. Филипова. — М.: Проспект, 2016. — 116 c.
Конституционный суд узнал, за что увольняют педагогов
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here